RT Leviathan - шаблон joomla Форекс

Захария 4:6б Не воинством и не силою, но Духом Моим, говорит Господь Саваоф.

Молитва

Доверие Богу

И

так, иногда мне кажется, что Бог отсутствует. Но если бы Он действительно отсутствовал – ничто во Вселенной не смогло бы существовать. Я научился распознавать «сезоны засухи» и больше не пытаюсь судить о действительности на основании ощущений, которые я в данный момент испытываю.

 

Читая Библию, я вижу, каким образом складывались отношения Бога с некоторыми из Его избранников. Авраам прошел через суровые испытания веры. Иов страдал без вины. Иаков боролся всю ночь. Даже Сам Иисус однажды почувствовал, что Отец Его оставил. Конечно, в отношениях с Богом я свободен. Иногда я пользуюсь этой свободой – не слушаюсь Его, потакаю своим прихотям, пренебрегаю молитвой. Разве не логично, что и Господь может пользоваться Своей свободой – хотя, конечно, иначе, чем я? Вот как писал об этом Мартин Лютер:

«Когда мы пытаемся диктовать Богу, где, когда и как Ему действовать, мы Его искушаем. Ведь таким образом мы пытаемся понять, действительно ли Он здесь. А еще это значит, что мы ограничиваем Бога и пытаемся заставить Его поступать так, как угодно нам. Это все равно, что пытаться лишить Бога Его божественности. Нам следует понять: Бог свободен и не подчиняется никаким ограничениям. Не мы, а Он диктует нам, где, когда и каким образом действовать».

Одно время я искренне искал способ укрепить свою веру. Я жаждал веры, о которой с одобрением отзывался Иисус, – той, что всегда готова верить в чудеса. К сожалению, такой веры я не обрел. Вера, которая у меня есть, основана на реальном опыте и является результатом регулярного общения с Богом.

Я стал доверять Богу. Я поверил, что следовать Его воле – для меня наилучший выбор (хотя почти всегда – выбор не: простой). Новообращенный британец Джонатан Эйткен говорит о подобной позиции так: «Я доверяю Богу. Но это не значит, будто Он гарантирует мне, что со мной не случится того, чего я боюсь. Такая вера была бы иллюзорной. Напротив, то, что меня пугает, вполне может произойти. Но с Божьей помощью даже зло в конце концов обращается в добро».

Подобно тому как ученый строит вой теории на доказанных фактах, я в своей вере опираюсь на то, что мне известно о Боге – в первую очередь, из жизни Иисуса Христа. Но развитие и рост всегда предполагают прорыв за пределы известного – будь то поиски лекарства от рака, первый шаг человека по лунной поверхности, молитва о прекращении тридцатилетней вражды в семье или об искоренении бедности в городе. Иногда я даже не представляю, каким может оказаться ответ на молитву, но я все равно молюсь, потому что научился доверять Богу. Я верю, что Господь хочет исцелять больных и творить справедливость, но я не знаю, будет ли Его желание исполнено так, как хотелось бы мне.

Молитва побуждает нас довериться Богу, сознавая, что Он управляет всем и за решение мировых проблем отвечает Он, а не мы. Если я провожу с Богом достаточно много времени, то неизбежно меняется мой взгляд на мир. Моя точка зрения приближается к точке зрения Бога. Ведь, в конце концов, что такое вера, как не способность быть заранее уверенным в том, что поймешь лишь по прошествии времени?

Когда я последний раз посетил Карла – прикованного к инвалидной коляске капеллана – он объяснил мне, что по-прежнему молится и вполне уверен в том, что молитва действует.

«Меня поддерживают молитвы других людей, – сказал он. – Я читаю письма и открытки с выражением поддержки, в том числе от незнакомых людей. Когда мои силы иссякают, я черпаю в них силу. После операции на позвоночнике ко мне подошел анестезиолог и сказал: «Я позвонил прихожанам моей церкви в Луизиане – они молятся за вас». В другой раз женщина-хирург, афроамериканка, молилась за меня перед началом пластической операции рта, поврежденного при падении с велосипеда. Это была замечательная, живая и подкрепляющая молитва.

Я не сомневаюсь в силе молитвы. Я только не могу понять, почему мне почти всегда не хватает ощущения Божьего присутствия. Это ощущение мне хорошо знакомо. Перед тем как мои летчики должны были лететь в Косово или в Персидский залив, я перед взлетом обходил все самолеты и молился вместе с каждым экипажем под крылом их самолета. Некоторые оставляли мне письма к любимым на случай, если они не вернутся. Именно в такие решающие моменты Бог ощутимо присутствовал с нами. Почему же Он не приходит ко мне?»

Карл знаком попросил меня следовать за ним и покатился вниз по коридору в спальню. Там он рассказал мне, что однажды у него появился пролежень от неподвижного сидения в инвалидном кресле, и ему пришлось провести в постели несколько недель. До этого он уже перенес тромбоз и тяжелую инфекцию, и вот – снова был вынужден лечь в постель. Карл прервал свой рассказ и показал на стену, на которой висели две русские иконы.

«В нашей традиции иконы не приняты, – сказал он. – Но когда я лежал в постели, эти два образа стали для меня окном в другой мир. Я особенно остро чувствовал себя оставленным Богом и задавался вопросами: «Есть ли Ему до меня дело? Есть ли хоть какой-то смысл в молитве? Может ли молитва что-то изменить?»

На одной из икон изображено крещение Иисуса. Глядя на нее, я вспоминал, что Бог в полной мере вошел в наш мир и оделся в нашу кожу. То, что сейчас испытываю я, испытал и Он. Он тоже был лишен возможности двигаться – когда был пригвожден ко кресту.

На второй иконе изображен Пантократор – Христос Вседержитель. Каждые несколько часов я переворачивался на другой бок, и передо мной оказывался этот образ. Я смотрел на икону и думал: «Где же Ты, Христос – Небесный Царь и Судия? Где ты теперь, когда Ты так нужен мне?» Резкий контраст между двумя образами Христа бросался мне в глаза всякий раз, когда я глядел сперва на одну икону, а потом – на другую. Моя жизнь замерла, застыла между ними. Христос-Вседержитель олицетворял мои надежды на будущее, но сегодня и ежедневно я вел битву с плотью – со своей поврежденной плотью.

Возможно, через десять лет этот период моей духовной жизни останется в прошлом. Возможно, мне будет не так трудно молиться, как сегодня. Но я знаю: даже сейчас, когда я чувствую себя совершенно опустошенным, Бог использует меня. Благодаря моей инвалидности, пожилые люди в доме престарелых легко сближаются со мной. Когда я подъезжаю на коляске к их постелям, мне не надо наклоняться – я уже на одном уровне с ними. Когда какие-то органы отказываются им служить, они говорят: «Карл понимает, что это такое».

Несколько месяцев назад я рассказывал своим коллегам-капелланам обо всем, что со мной произошло после несчастного случая – и о физических, и о духовных переменах в моей жизни. Затем у нас было соборование. «Я прошу именно об исцелении, а не о физическом выздоровлении, – сказал я. – Мое физическое состояние необратимо, и я не ожидаю, что оно изменится. Но все равно я нуждаюсь в исцелении». Однако помазание совершал я. Капелланы по очереди выходили вперед, а я окунал пальцы в елей и касался лба каждого из них. Первые несколько человек наклонились ко мне, чтобы я мог дотянуться до них из коляски. Затем кто-то встал передо мной на колени. Вслед за ним и остальные стали подходить и становиться на колени. Наверно, об этом мне сейчас следует думать: в течение всей оставшейся мне жизни я буду – не по собственному выбору – находиться на одном уровне с теми, кто стоит на коленях».

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Советуем
Благость Бога

Забавно наблюдать, как котенок или щенок гоняется за собственной тенью. Он изо всех сил старается поймать ее, но напрасно. Когда он двигается, тень двигается вместе с ним. Но с Богом все обстоит иначе. Апостол Иаков говорит:

«Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены»
(Иаков 1:17).

Подробнее...
Какое молитвенное правило выбрать?
В

середине самого сложного и смутного периода своей жизни Генри Нувен, который тогда преподавал в Йельском университете, взял годичный отпуск и провел семь месяцев в траппистском монастыре на севере штата Нью-Йорк. (Трапписты – католический монашеский орден строгого устава. Монахи обязаны молиться одиннадцать часов в сутки, трудиться, а также соблюдать строгий пост, облегчаемый только для больных, и молчание, прерываемое лишь для молитв и песнопений). Там он задал вопрос своему духовнику: как достичь глубины в молитве, если ты постоянно занят? Нувен жаловался на то, что когда он пытается молиться, его мысли постоянно отвлекаются на множество вещей, которые представляются более важными и срочными, чем молитва. Наставник порекомендовал Нувену составить расписание для молитвы, и в отведенное время считать ее делом более важным, чем все остальное. Он предложил молиться один час утром, перед работой, и полчаса перед сном – правило гораздо менее жесткое, чем у самого наставника-монаха.

Подробнее...
Безответные молитвы – благословение Божье
Д

авайте задумаемся: а что было бы, если бы Бог отвечал на каждую молитву? (Случаи, когда молитвы противоречат друг другу, то есть, когда воюющие стороны молятся о победе для себя, или когда спортсмены молятся о солнце, а фермеры просят дождя, мы рассматривать не будем).

Подробнее...
    Лучшие цены на мебель в Киеве

Интернет-магазин Дар-Мебель

У нас дешевле!

Радио

Наш проект оказывает помощь зависимым людям

Центр реабилитации наркозависимым Рефреш Refresh

 

Наш генеральный партнер

СТО-Сервис

Посетители
2856
Материалы
384
Ссылки
1
Количество просмотров материалов
220157
  • Дорогие друзья

    Данный сайт был создан, при помощи откровения, полученного в христианской церкви ПОБЕДА, г.Житомир
  • 1